wordРаспечатать для распространения

России нужны герои: Павел Пономарев

Жертвенность, готовность совершить подвиг — удел военного времени. А как выглядит патриотизм в мирной жизни? Давайте подумаем! Вот человек любит родителей. То есть он все про них знает: когда у них день рождения, какой чай они предпочитают, давно ли обновляли гардероб. Именно такие житейские знания помогают заботиться об отце с матерью. Так же и с Родиной. Любить ее — значит, в том числе, знать про нее все самое важное. Например, пермяк обязан знать, кто первым из его земляков стал Героем Советского Союза. Вы знаете? Даем подсказку: это Павел Елизарович Пономарев, получивший почетное звание 75 лет назад, 29 августа 1939 года.

П.Е. Пономареву вообще повезло занять сразу несколько первых мест, хотя, разумеется, он к этому вовсе не стремился и, вероятно, сам удивлялся тому, как причудливо сложилась его судьба. Итак, Павел Елизарович Пономарев:

  • первый из уроженцев Пермской области, удостоенных звания Героя Советского Союза;
  • первый советский милиционер, ставший Героем Советского Союза;
  • первый и единственный из уральцев ставший Героем Монгольской Народной Республики.

П.Е. Пономарев родился 110 лет назад, 23 марта 1904 г. в деревне Луговая Пермской области. Первоначально работал путевым рабочим в Кунгуре, затем мукомолом в родной деревне, а с 1929 г. пошел в милицию. Размеренный ход мирной жизни нашего земляка был нарушен Второй мировой войной.

Сегодня все больше специалистов возражает против официальной, принятой на Западе даты начала этой страшной войны. И мы, присоединяясь к этому протесту, скажем правду: война началась в 1937 г., когда Япония, союзница гитлеровской Германии, используя как предлог провокацию на мосту Марко Поло, вторглась в Китай и двинулась далее на север — через Монголию к советской границе. Агрессоры и потакавшее им «мировое сообщество» рассчитывали, что СССР окажется зажат с двух сторон германской и японской армиями.

Однако победоносное продвижение японцев в 1938 г. застопорилось из-за прибывших в Монголию советских воинов-интернационалистов; и уже летом 1939 г., после поражения на горе Баин-Цаган, ставилась более скромная цель — уничтожение советско-монгольских войск на восточном берегу монгольской реки Халхин-Гол. Операция началась противником в ночь на 8 июля с неожиданной атаки на позиции 149-го стрелкового полка и батальона 5-й стрелково-пулеметной бригады, в результате чего советские войска были отодвинуты почти на четыре километра от реки. На протяжении нескольких последующих дней Красная Армия пыталась вернуться на прежние рубежи и отражала непрерывные атаки врага.

В качестве подкрепления в район боевых действий были брошены переведенные сюда еще в начале июня из Уральского округа части 82-й стрелковой дивизии 1-й армейской группы, в т.ч. 603-й стрелковый полк, в котором командиром отделения взвода связи служил П.Е. Пономарев (на Дальнем Востоке с 10 июня). В ночь на 12 июля 603-й полк занял отведенные ему позиции на восточном берегу Халхин-Гола, а с утра новобранцы подверглись сильному артиллерийскому огню, отчего многие запаниковали.

Хотя 82-я дивизия еще не раз отличится в годы Великой Отечественной, тогда, в 1939 г., она была укомплектована и подготовлена очень слабо; совершенно неопытные солдаты в основной своей массе не имели никакого представления о дисциплине. Как сообщалось в донесении от 16 июля 1939 г. начальнику Политуправления РККА о морально-политическом состоянии личного состава 82-й стрелковой дивизии, в ней «отмечены случаи крайней недисциплинированности и преступности. Нет касок, шанцевого инструмента, без гранат, винтовочные патроны выданы без обойм, револьверы выданы без кобуры. Разведбатальон прибыл без положенных бронемашин и мотоциклов».

Естественно, что после артобстрела японцами, в 603-м полку начались беспорядки, которые удалось устранить с большим трудом. Павел Пономарев не поддался общей панике. Сказалось и чувство ответственности, связанное с должностью командира, а также, наверное, и дисциплинированность, приобретенная за время службы в милиции. В ту же ночь после обстрела, с 12 на 13 июля, Павел Елизарович проявил редкую отвагу и стойкость при выполнении боевого задания. Живо и в подробностях описывает подвиг командира М. Певзнер в очерке «Фронтовые будни»:

Двигались молча, уже в темноте. Впереди командир отделения Павел Пономарев, за ним бойцы — Власов и Абросимов. Вот и пологая сопка. Наискось от нее другая — повыше, острым горбом врезается в небо.
Между сопками легла лощина, где должен расположиться секрет.
Остановились у подножия. Прислушались. Тихо. Далеко на горизонте виднелось пламя. Изредка глухо доносился звук орудийного выстрела, стремительно взлетала ракета, озаряя нестройное очертание сопок.
Впереди, метрах в трехстах — четырехстах, находились позиции противника. В последний раз оглянулись назад, туда, где лежала линия окопов батальона, и стали спускаться в лощину. Пономарев, не останавливаясь, обернулся в сторону товарищей.
— Не отставай, — шепотом предупредил он Абросимова, который шел последним. И неожиданно сам замедлил шаги, прислушался.
Чуткое ухо Пономарева уловило сначала неясный шорох, потом звяканье, глухой топот ног…
Прямо на секрет, еще не успевший занять свои позиции, надвигалась темная, колеблющаяся масса.
Пономарев вполголоса отдал приказание:
— Власов, беги, сообщи командиру…
Власов отполз в сторону и исчез в темноте ночи.
— Снимай шинель, заряжай! — приказал командир Абросимову. Светлая шинель выделялась в темноте и могла привлечь внимание врага.
— Стрелять по команде, подпустим ближе!
Пономарев снял шинель, ощупал гранаты на ремне и залег в траву, стиснув в руках винтовку.
Темные фигуры надвигались. Раздалась команда и вслед — залп. Вскинув руки, Абросимов упал.
Пономарев приложил винтовку к плечу и выстрелил. Потом с силой метнул гранату. Раздался взрыв, стоны, крики…
Пуля и граната попали в цель. Ошеломленные неожиданным ударом, японцы в смятении побежали в разные стороны.
Пономарев почувствовал острую боль в ноге. Стреляли откуда-то сзади. «Зашли с тыла», — промелькнуло в сознании. Пономарев остро ощутил всю безвыходность своего положения.
Один против двадцати. Враги обходили его со всех сторон.
Оправившись от первого удара, противник изменил тактику. Ползком с трех сторон приближались захватчики к Пономареву. С криками «банзай!» кинулись они на советского бойца.
Впереди бежало трое. Щелкнул затвор. Пономарев спокойно выстрелил. Один солдат грохнулся на землю. Винтовка вылетела у него из рук.
Пономарев нажал на спусковой крючок, еще раз — винтовка молчала. «Засорилась», — догадался он, и холодок пробежал по телу. А противник все ближе и ближе. Пономарев поднялся, с винтовкой наперевес бросился на одного из нападавших и с силой ударил его штыком. Тот замертво упал. Другого Пономарев свалил ударом приклада.
Противник откатился, но он еще близко, где-то здесь, в кустах. Пули свистели над головой. Как быть дальше? Пономарев вспомнил: у погибшего Абросимова была винтовка, два подсумка с патронами, две гранаты.
Превозмогая боль, он пополз.
Услышав шорох, японцы открыли частую стрельбу. У Пономарева была еще одна граната. Последняя! Он бросил ее и в ту же минуту почувствовал острую боль в правом боку. Он продолжал ползти и добрался до того места, где лежало тело Абросимова. Гранаты и винтовка валялись рядом. Пономарев схватил гранаты и одну за другой метнул их в противника. Потом стал стрелять из винтовки. Но вскоре отказала и винтовка Абросимова: в затвор попал песок.
Оставляя за собой кровавый след, Пономарев пополз дальше. Около убитого вражеского офицера валялась винтовка, а в похолодевшей руке зажат пистолет. Пономарев вырвал пистолет, подобрал винтовку и коробку патронов. С новым оружием добрался он до своего убежища и стал торопливо рыть окоп.
Несколько раз пытались подобраться враги к отделенному командиру, но откатывались, отброшенные его огнем.
Начало светать.
В туманной дымке рассвета выступили очертания сопок. Перед глазами встала картина боя. Впереди, метрах в семи-восьми, беспорядочно валялись трупы вражеских солдат, каски, винтовки, коробки с патронами.
Неподалеку, с выброшенными вперед руками, растянулся мертвый Абросимов. А сзади, уткнувшись лицом в траву, порыжевшую от крови, лежал труп в красноармейской форме. «Так это ведь Власов», — решил Пономарев. Теперь он понял, почему не пришла помощь. Враги закололи Власова, прежде чем тот доставил донесение командиру.
…На горизонте показался красный диск солнца. Тревожная ночь позади. Пономарев сидел в окопе, держа винтовку на бруствере.
Из-за сопки показались две фигуры.
Пономарев узнал товарищей. Связисты!..
Уже после выяснилось, что Пономарев задержал диверсионную банду «смертников», которые пытались прорваться через линию нашей обороны и взорвать переправу.
(Фрагмент дан в сокращении.)
***

Чтобы вообразить сложность и, казалось бы, безвыходность той ситуации, в которой оказался П.Е. Пономарев, нужно иметь представление об исключительном упорстве и высоком военном мастерстве японцев. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в воспоминаниях о боях на реке Халхин-Гол следующим образом характеризует японских солдат: «Японцы сражались ожесточенно. Я противник того, чтобы отзываться о враге, унижая его. Это не презрение к врагу, это недооценка его. А в итоге не только недооценка врага, но и недооценка самих себя. Японцы дрались исключительно упорно, в основном — пехота…»

Неудивительно поэтому, что еще 29 августа 1939 г., до окончания боевых действий, Павлу Елизаровичу Пономареву было присвоено звание Героя Советского Союза, с вручением Ордена Ленина.

Столь же мужественно и достойно проявили себя в те дни многие другие бойцы. Воздушные тараны были совершены летчиками В.П. Кустовым, А.Ф. Мошиным и В.Ф. Скобарихиным. Летчик М.А. Ююкин совершил первый в истории авиации огневой таран наземной цели: отдав приказ экипажу покинуть борт с парашютами, Михаил Анисимович направил свой подбитый, полыхавший бомбардировщик в скопление вражеских солдат и их боевой техники. Героически погиб в ночном бою командир 149-го стрелкового полка майор И.М. Ремизов, в честь которого названа высота Ремизовская, на которой находился его командный пункт. Впервые в истории на танках в подводном положении была форсирована водная преграда, когда танкисты батальона В.А. Копцова преодолели реку Халхин-Гол. Примеры можно продолжать и далее.

В результате невероятной стойкости солдат и офицеров, предвосхитившей подвиги Великой Отечественной войны, 31 августа 1939 г. территорию Монгольской Народной Республики удалось полностью освободить от захватчиков. Русско-японский конфликт закончился победой, исключительно важной в стратегическом плане. Япония отказалась от ведения дальнейших боевых действий против СССР, что позволило нам в 1941 г. сконцентрировать основные свои силы против гитлеровской Германии.

По завершении курса лечения в госпитале Пономарев демобилизовался из рядов Красной Армии, чтобы вновь вернуться к работе в милиции. В том же 1939 г. он окончил Московскую высшую школу милиции, после чего на протяжении 20 лет работал в автомобильной инспекции — сначала Пермской области, а затем, с 1948 по 1959 гг. Свердловской области, дослужившись до звания майора. Покинув ГАИ, Пономарев вернулся в Кунгур, откуда позже переехал в деревню Старые Решёты под г.Первоуральском Свердловской области.

Павел Елизарович оставил после себя в органах МВД добрую память. На сайте УГИБДД ГУ МВД России по Свердловской области имеется такая теплая заметка о почетном работнике Свердловского ГАИ: «Пономарев носил неуклюжую в то время милицейскую форму с каким-то особым изяществом. И нелепые краги, и шлем “здравствуй и прощай” сидели на нем элегантно. Дежурил Павел Елизаров на одном из самых крутых поворотов в г.Свердловске. Водители его называли “петля смерти” — настолько часто случались там аварии. Пономарев настоял, чтобы его поставили именно на эту петлю”. При нем здесь не было уже ни одного несчастья».

Кроме звания Героя Советского Союза и Ордена Ленина, Павел Елизарович был награжден Орденом «Красной Звезды», Орденом «Боевого Красного Знамени Монгольской Народной Республики» (Герой Монгольской Народной Республики с 1969 г.), медалью «За боевые заслуги» и рядом других правительственных наград.

П.Е. Пономарев ушел из жизни 16 августа 1973 г., похоронен в Первоуральске.

Источники:

  • Герой Советского Союза Пономарев Павел Елизарович — http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2273
  • Новиков М.В. Победа на Халхин-Голе. — М.: Политиздат, 1971.
  • Побратимы Халхин-Гола / Составители: М. Певзнер, Ч. Нацагдорж. — М.: Правда, 1979.
  • Шишов А. В. Россия и Япония. История военных конфликтов. — М.: Вече, 2001.

 

Запись опубликована в рубрике России нужны герои, Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *