wordРаспечатать для распространения

Уральский тыл в Первую мировую войну

Фраза звучит гордо и красиво. Для современного россиянина вообще привычно считать хребет России надежным защитником, прочным тылом. Таким был Урал в 1941—1945, таким был в 1812-м. Но иная картина открывается в 1914-м.

Сто лет назад, 1 августа 1914 года, Германия объявила войну России, и наша страна волей-неволей вынуждена была войти в Первую мировую войну. Круглая дата заставляет приоткрыть страницы истории, чтобы узнать о вкладе родного края в борьбу с неприятелем. Однако путешествие в прошлое приносит обескураживающие факты: поддержка фронта уральскими предприятиями в годы этой чудовищной войны была смехотворно мала.

Проще всего объяснить упадок заводов, из которых вырос наш Горнозаводский район. В 1879 году владелец предприятий С.М. Голицын, не желая обременять себя хозяйственными хлопотами, сдал свои заводские дачи (почти 769.990 десятин земли!) в аренду Франко-Уральскому обществу, основанному известным в те годы аферистом Полем Эженом Бонту. В это самое время Бонту, играя на бирже, осуществлял усиленное нагнетание «мыльного пузыря» в финансовой системе Франции, размер которого спустя два года достигнет 5 млрд. франков. Однако в 1884 г. Бонту разоряется, и спустя недолгий срок предприятия Франко-Уральского общества переходят в руки «Общества Камских стальных и железоделательных заводов», иначе называвшемся Камским акционерным обществом.

Любопытно, что за обеими компаниями стояла группировка лионских банкиров. Камскому обществу удалось присоединить также предприятия наследников графа П.П. Шувалова, так что теперь под контролем лионской группировки оказались Чусовской, Архангело-Пашийский, Нытвенский, Лысьвенский, Теплогорский, Кусье-Александровский и Бисерский заводы — все они специализировались на черной металлургии.

Что же касается золотых и платиновых приисков на территории округа, то они в 1899 г. были переданы французскому акционерному обществу «Платино-промышленная анонимная компания» с уставным капиталом свыше 21 млн. франков и смешанным правлением. Компания завладела золотыми и платиновыми приисками в дачах Кусье-Александровского и Бисерского заводов, на реке Ис и некоторыми другими.

По распоряжению лионских банкиров Камское акционерное общество в 1912—1913 годах провело реорганизацию ряда предприятий, вследствие чего выпуск чугуна на них резко упал с начала 1914 года. Впоследствии в интересах мировой финансовой верхушки — заказчиков войны — производство металла продолжало падать. Хозяйство велось с таким расчетом, чтобы завод в ближайшие годы закрылся. Вот что сообщает на основании своих изысканий пашийский краевед В.В. Киреев о французских владельцах: «Они больше заботились о прибылях, чем о долговечности завода: рудники разрабатывались хищнически, заводские строения были такими, что к концу срока аренды пришли в негодность» (ничего не напоминает?). В 1916 году работа большинства из перечисленных заводов полностью остановилась.

В накладе руководство все равно не осталось, до 1916 года оно «зарабатывало» на одном только Архангело-Пашийском заводе по 3 млн. франков ежегодно. Откуда сверхдоходы при падении производства? Ответ предельно прост. Хозяева завода втридорога распродавали инструмент, оборудование и материально-производственные запасы. Так удается убить двух зайцев: скомпенсировать простой и лишить предприятие возможности выйти на прежние мощности.

Есть черствые сердца, которые не имеют ни национальности, ни родины. Им важнее нажива. Французские владельцы наших заводов относились именно к этой категории. Им было безразлично, что на фронте гибнут их соотечественники и что уральский металл смог бы спасти тысячу-другую французов.

С нашими заводами все понятно. Но ведь засилье иностранцев было не везде, многие уральские предприятия оставались в руках казны или русских предпринимателей. Однако уральская металлургия в целом сократила выпуск продукции на 12,8 млн. пудов, а кроме того, по объемам литья снизила свой удельный вес среди российских металлургических предприятий с 21,7% до 19,8%. Словно не существовало для Урала ни обилия выгодных заказов, ни нерадивых госчиновников, охотно выдававших любую сумму каждому заводчику.

Причины этого упадка гораздо более невеселые, чем влияние иностранцев. Беспечность и халатность. Тыл совершенно не желал работать на фронт. Экономика не перестроилась на мобилизационный лад, страна продолжала жить так, словно война протекала где-то в далекой Африке.

Не станем сейчас сравнивать обрисованную картину с «роковыми сороковыми». Лучше затронем более ранние времена. Во время Отечественной войны 1812 года все сыны России — и крестьяне, и дворяне — встали на защиту Родины. И не только сыны, но и дочери, если вспомнить «корнета Александрова» (кавалерист-девицу Надежду Дурову). Могучий уральский тыл неустанно снабжал фронт снарядами и орудийным металлом. Из предприятий будущего Горнозаводского района особо отличился по выполнению военного заказа Пашийский завод, а на Бисерском заводе было разработано и внедрено новое оборудование для повышения качества продукции.

Почему не видно подобного рвения сто лет спустя, в 1914 году? Вы скажете, что русские не хотели умирать за какую-то Сербию.

Во-первых, не «какую-то», а братскую, славянскую.

Во-вторых, немцы убивали не только братьев-сербов. Посетите сайт Волковысского военно-исторического музея, и вы узнаете, как белорусская земля сдерживала натиск противника. Сегодня независимая Беларусь, но в 1914 году она входила в состав Российской империи. Если приплюсовать еще и часть польских земель, то становится видно, что театр военных действий охватывал изрядный кусок пограничных территорий России.

В-третьих, речь сейчас идет не о фронте, а о тыле. В тылу никого умирать за Родину не заставляли. В тот момент, когда неприятель вторгся в наши владения, людям просто надо было собрать волю в кулак и самоотверженно трудиться ради победы, как то было в 1812 году.

Почему-то воли тогда не хватало…

Удивляться особенно нечему. Сегодня мы видим ту же апатию, российская экономика совершенно не готова к мобилизации. Хотя война уже идет у самых наших границ. Истребляется братский украинский народ. Американские генералы считают Украину своими охотничьими угодьями и вынашивают планы по атаке на Крым. С Юго-Востока бегут уже даже не тысячи — сотни тысяч человек, остро нуждающихся в помощи. И где эта помощь? Способны ли мы ее оказать, сидя с бутылочкой пивка перед «телеящиком»?

О мобилизации экономики никто сегодня не задумывается. Помощь Юго-Востоку вообще понимается однобоко: ввести войска для поддержки ополчения, и баста! Когда потрудиться на победу не хочется, проще уповать на танки и пушки.

Путин, вперед! — командуют кухонные «полководцы».

То есть России предлагают вот что:

1. Вторгнуться на территорию братского государства, чтобы настроить против себя все славянские народы. Сегодня европейские славяне, очнувшись от пропаганды, вновь считают русских своей родней (все видели искреннюю радость сербов по поводу возвращения Крыма в состав России). Нам же предлагают разорвать кровные узы и убивать братский народ, содействуя американскому плану обезлюживания Украины.

2. Зарекомендовать себя «агрессорами» перед дружественными неславянскими странами, чтобы заранее проиграть в информационной войне.

3. Позиционировать себя как «пособники международного терроризма», чтобы лишить себя пространства для дипломатических маневров.

Нетушки, давайте не будем пороть чушь и подумаем над реальной, экономической помощью:

  • Экстренно обеспечить жильем и работой беженцев.
  • Экстренно обеспечить провизией и медикаментами жителей Юго-Востока.
  • Экстренно укрепить хозяйство Крыма, пострадавшее после майданского хаоса, безотлагательно решить проблемы с обеспечением крымчан питьевой водой.
  • Экстренно наладить снабжение крымских войсковых формирований на случай возможного нападения американо-фашистских хищников.

Вот так решаются глобальные задачи, а не пушками и танками. Можно ли справиться с перечисленными задачами, расслабляясь на концерте Киркорова? Нельзя! Одна лишь проблема беженцев требует от России неслыханного напряжения сил в рекордно короткие сроки. Страна во имя мира на Украине обязана перейти к мобилизационной экономике. Но вместо этого мы не мычим, не телимся, а только изредка покрикиваем на форумах: «Путин, вперед!».

Источники:

Бовыкин В.И. Финансовый капитал в России накануне Первой мировой войны. М., 2001. 320 с.

Клаус Р. Война и народное хозяйство России (1914-1917 г.г.) /Пер. с нем. М.-Л., 1926. 116 с.

Маевский И.В. Экономика русской промышленности в условиях Первой мировой войны. М., 1957. 392 с.

Оль П.В. Иностранные капиталы в народном хозяйстве довоенной России. Л., 1925. 35 с.

Ронин С. Иностранный капитал и русские банки. М., 1926. 144 с.

Сидоров А.Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны. М., 1973. 656 с.

Шигалин Г.И. Военная экономика в первую мировую войну. М., 1956. 332 с.

Ямской Д.Г. Фиктивный заговор масонов-банкиров. — http://periferic.h16.ru/bontoux.html

 

Запись опубликована в рубрике Геополитика и мы, Жизнь района, История и политэкономия, Краеведческий клуб "РОДНИК", Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *