«Презренный» благородный металл

До Петра I на Руси своего золота («злата домашнего») не добывалось и все золотые изделия, будь то монеты или украшения, изготовлялись из заграничного металла. В 1700 году «Великий государь указал: для пополнения золота и серебра в своем великого государя Московском государстве, на Москве и в городах сыскивать золотых и серебряных и медных и иных руд». Все эти руды были найдены и стали добываться в большом количестве, что позволило в свою очередь создать России свою металлургию и другие производства не хуже европейских. Петр I является для нас Великим потому, что провел в России первое большое «ипортозамещение», благодаря чему вывел своё государство из отсталых – в передовые.

На Урале золото впервые было обнаружено недалеко от Екатеринбурга на Берёзовских промыслах в 1745 г. крестьянином Ерофеем Марковым. А в нашем Пермском крае (Пермском горном округе) первое золото было обнаружено в 1824 г. в окрестностях пос. Крестовоздвиженские Промысла (ныне пос. Промысла Горнозаводского района).

Рост объемов золотодобычи пришелся на промышленный переворот в Николаевскую эпоху (Император Николай I царствовал с 1825 по 1855 гг.), когда стране удалось превысить ежегодный объем добычи металла в размере 1500 пудов.

После отмены крепостничества в 1861 г. золотодобыча в Пермском и ряде других уральских округов упала в 10–15 раз. К началу ХХ в. уральская промышленность выдавала по 640 пудов в год, из которых более 350 пудов приходилось на шлиховое (россыпное) золото, хотя на местных приисках трудилось 40 388 человек – столько же, сколько по всей Сибири (40 386 рабочих). Сказывались бездорожье и слабая механизация труда, поскольку наиболее богатые и удобные для разработки месторождения к тому моменту истощились, а для освоения новых россыпей и жил требовалась передовая техника и годы ожидания, пока эта техника окупит себя.

В 1900–1904 гг. добыча золота в Пермском округе осуществлялась исключительно в Лысьвенском имении графа П.П. Шувалова, преимущественно в даче Бисерского завода. Шуваловские прииски приносили около 30 кг золота в год. Поймы рек Полуденка, Северная, Тискос и Большая Шалдинка отличались особой величиной золотин, здесь нередки были находки золотых самородков. В частности, на Шалдинке 19% добытого металла приходилось на самородки весом от 1 г. Крупнейшие самородки, найденные на Шалдинке, весили до 30 г. В литературе описан случай находки самородка в 100 г. Содержание золота в россыпи составляло в среднем 2 золотника на 100 пудов породы.

Местные богатства оценивались весьма высоко экспертами-горняками: «Золото Бисерской дачи отличается весьма большой чистотой, содержа лишь незначительное количество механически примешанных иридия и платины» (1896). Такое изобилие не сильно стимулировало владельцев Бисерской дачи: разведка новых россыпей и жил не проводилась здесь с сначала 1880-х гг. и возобновилась лишь около 1900 г. Причем возобновление это нужно списать на активность французов, которые за период 1897–1900 гг. скупили или арендовали большинство золотых и платиновых месторождений Урала. Что, впрочем, не привнесло в золотодобычу технических новшеств: 90% шлихового металла по-прежнему получали ручным трудом. (Вот тебе и «прогрессивные» европейцы!..)

Фактически все Шуваловские прииски в 1900 г. находились во владении французского акционерного общества «Платинопромышленная компания», основанного в 1898 г. в Петербурге. Договор с наследниками Шувалова предполагал владение приисками до 1920 г., однако деятельность общества пришлось свернуть после Октябрьской революции.

О работе приисков и быте старателей подробно и в красках рассказывает в своих воспоминаниях писатель-романтик А.С. Грин. В феврале 1901 г. он, 20-летний молодой человек, еще никому не известный, отправляется на Урал добывать золото. С конца марта Грин работает старателем на Шуваловских приисках, которые впоследствии оставляет, чтобы устроиться дровосеком в Пашии.

Местное золото сыграло весомую роль в отечественной геологии, а еще сильно продвинуло вперед английскую науку. Вот как это произошло. В 1841–1845 гг. недра Урала, включая бассейн реки Койвы, изучал знаменитый британский геолог Р.И. Мурчисон, открывший здесь новый период в истории планеты – пермский. Однако Мурчисона интересовало не столько прошлое Земли, сколько минеральные богатства России. Ознакомившись с геологией уральских приисков, ученый перенес русские открытия в Австралию, британскую колонию, что позволило англичанам найти на пятом континенте богатые россыпи.

В труде «Силурия» Мурчисон сообщает: «Возвратившись в году 1844 с золотоносных Уральских гор, я имел возможность ознакомиться с многочисленными образцами из коллекции моего друга, графа Стржелецки, с восточного побережья Австралии. Приметив большое сходство меж породами сих удаленных стран, я бы мог несколько смутиться, проводя параллели, к чему меня натурально обязывали обстоятельства, ибо пока никакого золота не обнаруживалось на Австралийском хребте, коей я заранее поименовал Кордильерами, пребывая в твердом убеждении, что золото рано или поздно будет отыскано в великой британской колонии. В 1846 г. я с глубочайшим удовлетворением узнал, что золото открыли».

Уральские россыпи благородных металлов и сегодня обладают стратегическим значением для российской экономики. И речь здесь идет не только о золоте. Выдающийся ученый, крупный исследователь месторождений золота и прочих благородных металлов Иванов А.А. утверждал, что «почти повсеместно в Прикамье, где бы только не встречались промышленно значимые запасы золота, этому металлу сопутствуют ценные элементы-спутники. Добыча одного лишь золота в таких условиях расточительна. Планируя золотодобычу в той или иной местности, необходимо подумать о развитии сопутствующих комбинатов и производств с таким расчетом, чтобы участок кормил себя и страну на протяжении 150 лет».

В нашем районе многие годы золото добывалось в промышленном масштабе. Для добычи золота применялись самые разнообразные технологии, в т.ч. использовались комплексы гидравлической промывки (на реках Северная и Тискос), бульдозеры (на Б. Шалдинке), драги (на Койве и Серебрянке).

Всего на территории Урала в XXI в. ежегодно добывается 5—7 т золота. Наш район еще внесет свою лепту в рост российской золотодобычи. В 2013 г., после многолетнего перерыва, добыча золота в районе была возобновлена.

Но какую роль в золотодобыче играем мы с вами, жители богатой земли уральской, народ – «хозяин» недр? Почему разведкой недр и добычей золота не занимаются специалисты, которые вышли из наших школ? Почему добычей занимаются компании и организации, приехавшие невесть откуда, а не созданные нами же самими в нашем районе. Давайте подумаем над этим. Иначе, какие же это наши богатства, если все они достаются не нам?

Р. Мальков. Газета «Пашия — Светлая река», №18

На фото: золотины Крестовоздвиженской россыпи (увелич.).

 

Запись опубликована в рубрике Богатства нашего края, Газета "Пашия - Светлая река", Геология и палеонтология, Жизнь Промыслов, Краеведческий клуб "РОДНИК". Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *