wordРаспечатать для распространения

Вера и любовь нас материнская хранит

Всегда радует получить очередную статью. Но особенно радует — с рассказом о наших земляках. И особенно вот так, к какой-нибудь значимой дате. 27 января страна отметила 70-летие снятия ленинградской блокады. А меж тем в нашем районе, в поселке Теплая Гора живет человек, защищавший город на Неве. Это Владимир Иванович Кичигин. Рассказ о нем и интервью с ним, записанные Татьяной Сырохватовой, мы размещаем сегодня на сайте.

Вера и любовь нас материнская хранит

С каждым годом ветеранов становится все меньше, уходят свидетели той страшной войны Годы и ранения берут своё. И поэтому вдвойне приятно видеть ветерана ведущего для своих лет активный, независимый образ жизни.

Владимиру Ивановичу Кичигину идёт восемьдесят восьмой год. Он участник Обороны Ленинграда. Награждён. Был тяжело ранен в боях под Белой Церковью.

Маленький подвижный дедок. Живёт один. Хозяйствует, стало быть, самостоятельно. Режима придерживается. Спать в одно время ложится и встаёт тоже. Завтрак дядя Володя сооружает, чтоб повкуснее да пополезнее, с каши день начинает. Первым делом голубей кормит, они к нему на подоконник рано прилетают и терпеливо ждут, когда хозяин поднимется; иногда собаки бездомные под окном гостинца ожидают. Каждый день в любую погоду берёт Владимир Иванович сумочку и в свой традиционный поход по посёлку отправляется. В ненастные дни, когда скользко, берёт для опоры свою подружку-палочку. Ноги давно болят, поморозил он их сильно в окопах Ленинграда.

— Местность там болотистая, — рассказывает ветеран, — валенки-то вместе с портянками к ногам примерзали.

Маршрут у дяди Володи продуманный, чуть не через весь посёлок пролегает. И в гору нашу Тёплую он почти до верха поднимается и под гору участок есть. По пути в магазины заходит, общается, новости узнаёт. Продукты тщательно выбирает, подобротнее, подороже может себе позволить. Поголодать-то сильно пришлось. Смотрит он на нынешнее изобилие в витринах, пусть и малость синтетическое, и паёк блокадного Ленинграда вспоминает. Забыть невозможно этот жалкий, но такой желанный кусочек серого хлебца. К нему ещё спирт выдавался, согревал как-никак. Окопы-то немецкие от наших рукой подать были, переговаривались с ними. Бойцы посмелее к немцам ходили за что-нибудь тёплое из тряпья на галеты менять. Мёрзли непривыкшие к холодам фрицы, пуще нашего русского, да не хотели простые солдаты воевать.

А ещё тяжелее было жителям блокадного Ленинграда. Видел Владимир Иванович, как у ослабленных или уже мёртвых, не сумевших добраться со своим пайком до дома ленинградцев их сограждане забирали хлеб и, как правило, тут же съедали. По улицам регулярно машины ходили, трупы собирали и свозили мёртвых на Пескарёвку. Чтобы больше умерших загрузить, их вертикально к бортам пристраивали, вместо стоек.

К обеду дядя Володя домой возвращается. В сумочке всегда что-нибудь вкусное приносит. Коньячку добротного не прочь за столом пропустить. Вообще застолье он уважает. С родственниками за красивым столом спеть после коньячка милое дело. А песни у дяди Володи, особенные старые и длинные, как он говорит, таких-то уж никто не знает. Внуки и правнуки тоже поют, но то песни современные, под гитару. А стол организовать у него дочка Люся просто мастерица. Муж у неё охотник заядлый, так что блюда из дичи, это в порядке вещей.

Ездит Дядя Володя периодически к дочери в Челябинск, яствами побалуется и назад. Независимость важнее.

— Да и ходить там, — говорит, — легко, горок нет. Пусть они ко мне ездят. Они и приезжают, часто и отовсюду, не забывают.

Родственников много, недавно очередную внучку Владимир Иванович замуж выдал. Без родителей она осталась, так что дед для неё главный теперь из родственников. Свадьбу в Свердловске сыграли красивую, теперь Владимир Иванович очередного правнука ждёт. Нравится Дяде Володе у окна посидеть, подумать — так, без курева, это дело он больше сорока лет назад бросил. Вид из окна, как картинка: на лес и речку, и люди опять же ходят, здороваются, останавливаются. Неспешно поразмышлять можно.

Вот так же мать его у окошка встретила, когда он с войны вернулся. Первым делом спросила: ну что, Володя, рубль-то сберёг? Когда матушка его на фронт провожала, зашила сыну в опушку исподников рубль меченый. Сохранил он оберег материнский. Может, и до сих пор его на земле вера и любовь материнская хранит. А за окном весна в свои права вступает! Скоро день Победы! Приедут гости! Шумно в доме будет!

Сырохватова Татьяна. 21.04.2013 год.

 

 

Запись опубликована в рубрике Жизнь Т-Горы, Славные имена. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *