С Аляски в Промысла. Заметка ко Дню геолога

Движение «ГОРН» поздравляет с профессиональным праздником всех, кто избрал своим путем изучение земных недр или просто когда-либо участвовал в геологоразведочных партиях – если не в качестве руководителя, то хоть в качестве водителя!

Нет в России такого города или поселка, который бы не вошел в геологические отчеты, статьи, монографии. Каждая точка на карте страны так или иначе отметилась в истории отечественной геологии. И все же, простите за наглость, надо признать, что поселения Горнозаводского района возникли и выросли почти всецело благодаря горному делу, благодаря развитию наук о Земле. А значит, День геолога – наш, местный праздник. Как День шахтера, День металлурга или День строителя, например.

В такой день хочется узнать какую-нибудь увлекательнейшую историю о поиске подземных богатств. Только вот беда: в силу особого изобилия здешних недр горнозаводчане – народ избалованный до невероятия, нас трудно удивить рассказами про алмазы, платину или золото. Впрочем… Золотом нас, пожалуй, удивишь – если это аляскинское золото! То самое, со страниц произведений Джека Лондона, которым зачитывался каждый мальчишка. Какое же отношение далекая Аляска может иметь к Горнозаводскому району? А вот это мы сейчас и узнаем, для чего познакомимся с действительным статским советником Петром Петровичем Дорошиным.

П.П. Дорошин родился в 1823 г. в семье шихтмейстера из г.Петрозаводска. Окончив в 1845 г. полный курс обучения в Институте корпуса горных инженеров, Петр Петрович, в чине поручика, получил направление в Нерчинск, но проработал там чуть более года. Уже 1 февраля 1847 г. молодого горного инженера вызывают в Петербург, где Корпус горных инженеров поручает ему ответственную миссию – поиски строительного сырья и каменного угля на землях Русской Америки.

Территория, получившая историческое название Русской Америки, включала части Северной Америки, открытые и изученные русскими землепроходцами и мореходами за период с XVII по середину XIX вв.: Аляску, Алеутские острова и Северную Калифорнию. Фактически освоение этих земель началось с 1740-х гг., а первые поселения здесь возникли в 1784 г. Административным центром новых владений империи сделался Новоархангельск (также пишется Ново-Архангельск), заложенный в 1799 г. на острове Баранова (ныне г.Ситка). Его возникновение связано с передачей этих территорий в аренду Российско-американской компании, которая работала здесь до 1861 г.

Глава компании и правитель русских поселений в Америке Александр Андреевич Баранов (1746–1819) был человеком предприимчивым и энергичным. Он широко развернулся, установив торговые связи как с местным населением (индейцами и эскимосами), так и с «соседями по Тихому океану» – Гавайскими островами и Китаем. Торговля с коренными жителями Калифорнии позволила русским купцам проникнуть далеко на юг, со временем здесь появилось русское укрепленное поселение Форт-Росс.

Поразительно, но в Русской Америке даже появилась собственная библиотека, где было все: от петербургских журналов до трудов Ломоносова. А особенно много купцы приобрели пособий по разным ремеслам. Главными читателями были русские жители поселений, но в целом знания активно просачивались и в среду туземцев. Потомки от смешанных браков – креолы – вообще ничем не отличались от пришельцев. Для детей были открыты школы, где их учили математике, географии, русскому и французскому языкам. Изучавший в 1840-х гг. Аляску морской офицер Лаврентий Алексеевич Загоскин (1808–1890) оставил следующие яркие впечатления от знакомства с креолками: «Все они ловко вальсируют, грациозно пляшут французские кадрили, все прекрасно вяжут шарфы, косыночки, все читают “Мертвые души” Гоголя…»

Петр Дорошин прибыл в Новоархангельск 15 апреля 1848 г. на корабле «Ахта». Компания, увы, на тот момент сбавила прежние, барановские темпы развития. Новое Правление иногда задумывалось о каких-либо улучшениях, однако, убаюканное баснословными барышами, предпочитало пустить дела на самотек. Об этом говорит уже тот простой факт, что освоение знойной Калифорнии не улучшило сельского хозяйства и не решило проблем с продовольствием, хотя здешняя прогретая солнцем почва прокормила бы всю Русскую Америку. Хуже того, в 1839 г. Северная Калифорния была нами потеряна. Нерадение руководства скажется, как мы увидим, и на работе инженера Дорошина.

Из Новоархангельска Петр Петрович отправился на шхуне «Тунгус» обследовать Кенайский залив и остров Кадьяк. Разведка на угли проходила не слишком успешно. На участке напротив Английской бухты, названном Заливом Угольный, удалось обнаружить мощные пласты угля. Однако его качество оказалось не слишком высоким, поскольку по геологическим меркам уголь был довольно молод: «Каменноугольные пласты в Английской бухте принадлежат к третичной формации и, как полагают, произошли из хвойного лесу» (П.Н. Головин, 1862). А самое главное, развертывание здесь угледобычи требовало наличия большого количества рабочей силы (более 60 человек), а также управленцев и специалистов (около 30 человек). Это создавало серьезные проблемы на пути разработки месторождения.

Несмотря на это, П.П. Дорошину удалось сделать не менее важное открытие. В июле 1848 г. его экспедиция выявила в рыхлых речных наносах (аллювии) признаки золотого песка. В декабре из Калифорнии поступили известия об открытии на берегах реки Сакраменто золотых россыпей. Инженер отправляется на юг и, обследуя с группой старателей окрестности речушки Юбь, притока Сакраменто, находит убедительные подтверждения, что местные россыпи исключительно богаты. Петру Петровичу удалось намыть более 4,2 кг золотого песка.

Это побуждает его активнее изучать многообещающие недра Аляски. Смелый поход вглубь Кенайского полуострова на 100 км потребовал колоссального напряжения сил. При нехватке помощников, в нечеловеческих условиях Дорошин потратил два сезона (1850 и 1851 гг.), чтобы всего лишь 49 дней посвятить непосредственно разведке – проходке шурфов вдоль южных притоков Кеная. Признаки золота обнаружились повсюду. Русская Америка в 1848 г. Карта. (Показана современная государственная граница США.)

Но поскольку на Правление РАК не пролился моментально золотой дождь, руководство компании махнуло рукой на дальнейшие поиски и заявило инженеру о прекращении экспедиции. Позднее П.П. Дорошин напишет об этом печальном событии: «Скудные результаты охладили г. главного правителя колонии к золоту: он прекратил поиски. А это совершенно отняло у меня средства к открытию стоящих к разработке россыпей, но не потушило надежды, что может явиться здесь другой инженер и по проложенной уже тропе, с обширными средствами, будет счастливее меня. Разумеется, тогда никто не вспомнит о человеке, впервые открывшем золото в стране, где нет чудских копей, не было глухого тетерева с золотым самородком в желудке, где туземцы не имеют даже слова для названия благородного металла».

В 1852 г. Петр Петрович выполняет последние свои исследования на Аляске, а в июне 1853 г. покидает Новый Свет, чтобы в марте 1854 г., проехав сухопутным маршрутом через всю Российскую империю, вновь очутиться в Петербурге. Для инженера находятся новые задания, в т.ч. сразу по возвращении он принимается за поиски каменного угля под Тулой, а в 1856 г., уже в чине капитана (с 1855 г.), отправляется с командировкой по Европе для ознакомления с зарубежными способами угледобычи.

Вернувшись на Родину весной 1858 г., Дорошин 13 июня того же года посещает Крестовоздвиженские промысла (ныне пос. Промысла Горнозаводского района), прославившиеся открытием в местных золотых россыпях алмазов – первых в России и Европе. Петр Петрович лично осматривает недавние находки и составляет первую статистику всех добытых алмазов: «Число и вес алмазов, найденных с 1830 года по настоящее время, на Крестовоздвиженских золотых промыслах Княгини Бутера-Радали, в приисках Адольфовском и Крестовоздвиженском». Всего в списке указан 131 кристалл; 132-й алмаз был снят с промывальной машины в присутствии инженера. (Спустя годы, 27 марта 1873 г., на заседании Императорского Санкт-Петербургского Минералогического Общества будет принято решение включить П.П. Дорошина в состав Комиссии «для окончательного разрешения вопроса о нахождении алмазов в россыпях хребта Уральского».)

П.П. Дорошину суждено задержаться на Урале. С 1 июня 1860 г. он зачислен на службу при главном начальнике Горных заводов Уральского хребта для особых поручений по технической части, а в декабре того же года назначен управителем Нижне-Туринского завода и Горноблагодатных золотых промыслов. С января 1863 г. на Дорошина возложена обязанность надзора за частными уральскими заводами от Главного горного управления. Лишь летом 1865 г. Петр Петрович покидает Урал в связи с назначением главным инженером Округа Московской губернии.

Петр Петрович Дорошин умер в 1875 г. Как сообщают его биографы В.И. Шпикерман и Е.В. Шпикерман: «Американские геологи и горнопромышленники высоко оценили роль российского горного инженера, внеся его в почетный список выдающихся пионеров освоения недр Аляски. Его имя увековечено в Аляскинском горном Зале Славы. На Аляске его именем названы озеро, ледник, бухта озера Скилак, улица в городе Анкоридж».

Печалит то, что портрета П.П. Дорошина пока историками и краеведами не обнаружено. Будем надеяться, что когда-нибудь это случится.

На фото: Кенайский полуостров, окрестности Английской бухты (deanmyerson.org).

Источники:

  • Головин П.Н. Обзор русских колоний в Северной Америке. – СПб.: Тип-я Морского министерства, 1862.
  • Дорошин Петр Петрович. – Сайт «Поселок Ис».
  • Харитонов Т.В. Библиография по алмазоносности Урала (9-я, исп. и доп. ред.). – Пермь, 2015. Библ. 4654.
  • Шпикерман В.И., Шпикерман Е.В. Уральский горный инженер Петр Дорошин – первооткрыватель золота Аляски // XХ Всероссийская научная конференция «Уральская минералогическая школа-2014». Сборник. – Екатеринбург: ИГГ УрО РАН, 2014. С. 280–282
Запись опубликована в рубрике Геология и палеонтология, Жизнь района, Краеведческий клуб "РОДНИК", Славные имена, События и даты, Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *