ЧП в Саранах — кому задавать вопросы?

В поселке Сараны Горнозаводского района около двух часов по полудни 27 марта произошло обрушение кровли многоквартирного жилого дома на ул.Ленина, в котором проживали 18 человек, из них 7 детей. К счастью, никто из жильцов не пострадал, хотя все они теперь остались без жилья. Как отремонтировать дом, откуда взять деньги? Вы скажете: из бюджета, как все… Однако взять денег из бюджета – задача на самом деле непростая. И уголовное преследование действующего районного главы А.Н. Афанасьева, «превысившего» должностные полномочия, явно показывает, что ремонт – штука не простая, даже если он запланирован. А если не запланирован?

Народ ежедневно ропщет: «Власть ничего не делает!» Смотря какая власть. Где-то она действительно ничего не делает, а где-то и рада бы – да руки связаны. Сегодня глава любого муниципального образования является по сути дела заложником обстоятельств. Он не свободен в распоряжении бюджетными средствами при решении внезапно возникших проблем. Исключение – жертвы, дающие право назвать ситуацию чрезвычайной и распорядиться деньгами не по плану.

И здесь – коварная ловушка: необходимый минимум для ЧС – два (!) человека. Два! Даже одной жертвы мало, пусть это будет хоть ребенок! А в Саранах-то «как назло» обошлось без жертв. Значит, никакой чрезвычайной ситуации как бы и нет, «в Багдаде все спокойно». Как жильцам без крова помогать – неизвестно, никто не подскажет. Зато надзорные органы будут бдительно следить, чтобы при оказании помощи пострадавшим не было «превышения полномочий». Вот так.

Для сравнения посмотрим на ситуацию из «трухлявого» СССР.

Если не изменяет память, кажется, в новогоднюю ночь на 1987 год в городе социалистической индустрии Юрюзани Челябинской области один умник вручную перекрыл подачу тепла в находившуюся рядом школу, чтобы увеличить температуру в своем многоквартирном доме, подключенном к той же ветке теплоснабжения. Уж не знаем, что там за система теплоснабжения такая была, и как так можно было тепло перекрывать, факт остается фактом, и морозы стояли под 40 градусов. Прохладно показалось дяде.

Только 2 января в школе появился директор и обнаружил, что…

…в России каждому жителю ясно, что в этой ситуации обнаружил директор — система отопления вся оказалась, как говорят, разморожена. Почему так говорят, не понятно, потому что вода в системе была, наоборот, заморожена, и трубы с батареями разорвало из-за известных физических свойств воды, расширяющейся при превращении в лед.

По сегодняшним временам такое ЧП – это катастрофа! В школу можно больше не ходить.

Но в советское время каждый директор школы знал, что ему делать в подобной ситуации. Был экстренно собран весь актив партии, местной исполнительной власти и руководства предприятий города. Горкомом партии и Горисполкомом города были приняты необходимые решения, а предприятиями уже к следующему дню были сформированы ремонтные бригады и выделены необходимые материалы. И в первый же учебный день после новогодних каникул ребята пришли в школу и начали учиться.

А как поступить администрации Саранов и района с недавним ЧП, не знает и не скажет никто: ни Афанасьев, ни администрация Пермского края, ни те, кто уже напряг свои наблюдательно-надзорные органы зрения на сложившуюся ситуацию. Пострадавшие жители на самом деле почти никого не интересуют. Никто ответственности ни по должности (кроме Афанасьева), ни морально нести не собирается и не будет.

Неужели государство не видит этого абсурда? Не видит. Потому что государство – сложный механизм из разных частей. У разных частей есть только свой мозг и своя зона ответственности. Общего здравого взгляда на многие ситуации просто нет, и нет общего мозга. И это – недостаток организации государственной власти. Сам родился этот недостаток или кто-то виноват? Сам изживётся или надо помочь? Думается, надо помогать — само такое не проходит. И помогать должны депутаты, на то они и народные избранники.

Где же выход из сложившейся ситуации? Правильно: в своевременном утверждении депутатами специального фонда для устранения последствий ЧС. Вот только депутаты утверждают тот бюджет, какой им приносят специалисты-финансисты по планированию бюджета. А эти «чудо-специалисты» расходы денег на ЧС просто не планируют — не предусматривают. Потому что им за эти деньги надо заблаговременно бороться с пермскими финансистами-бюджетниками, а кто же в здравом уме просто так с вышестоящими бороться будет? Могут и наказать «секвестрованием» по другим статьям, например премиальным или льготам работникам бюджетной сферы. Так что чего напрягаться ради каких-то там возможных будущих проблем совсем-совсем простых людей. Скажете — мы не правы? А где тогда деньги?

А деньги в высших бюджетах наверняка есть — на эти цели государство в бюджете средства закладывает. И куда эти суммы уходят – спросить не у кого.

В общем – денег нет. И их нет не только на упавшую крышу. Их не найти на помощь погорельцев, коих каждый год не мало в нашем районе, имеющем обширный частный сектор, их нет и на другие ситуации, когда требуется срочная помощь людям. Денег нет, а главы поселений за каждый пожар отвечают…

Но, будем справедливы. — К преодолению чрезвычайных ситуаций нужно подходить и с другого конца. Всего в бюджете не предусмотреть никаким специалистам. Нужно ставить вопрос о том, чтобы расширить перечень ситуаций, когда если нужно срочно помочь людям, то у глав муниципалитетов была бы возможность экстренно использовать те деньги, какие есть, чтобы потом они могли в рабочем режиме быть компенсированы местным бюджетам вышестоящим бюджетом района, края, страны.

Тем не менее, сегодня в проблемах финансирования решения чрезвычайных вопросов виноваты все ветви и уровни власти.

Специалисты по бюджету виноваты в том, что планируют расходы без учета реальной жизни поселений, словно для параллельной благополучной вселенной, боятся лишний раз потребовать денег «с верху».

Избранные главы администраций виноваты в том, что молча, покорно терпят бюджетный беспорядок в надежде на авось. А потом сами же получают обвинения и несут ответственность.

Мы, депутаты, виноваты в том, что одобряем недобюджеты, молча соглашаемся с их структурой, объемами финансирования, часто нерациональным использованием. Мы виноваты в том, что не спрашиваем с чиновников жестко и принципиально за их работу, в том числе и за то, что когда надо, как сейчас с Саранами – денег в бюджете нет.

Малограмотность нашего депутатского корпуса хочется отметить особо. Каждый, кто является муниципальным депутатом, кто собрался в такие депутаты, должен понимать, что хотя депутатов и называют исполнительной властью на местах – они работают лишь на общественных началах, т.е. не в штате администрации или Совета депутатов, не постоянно, не за зарплату. Поэтому их цель – не собственный трудовой подвиг или материальные жертвы во имя народа, а принципиальный контроль работы и указания от лица народа тем, кто работает за зарплату. То есть чиновникам администрации, края, страны. Такой должен быть порядок – у каждого своя работа. Работа депутата – следить, что делают чиновники, нанятые для выполнения административно-хозяйственных задач на разных уровнях и если надо, депутаты не стесняясь должны ставить вопросы о их некомпетентности, несоответствии, халатности, отстранении и т.д..

Движение «ГОРН»

Запись опубликована в рубрике Вопросы ЖКХ, Депутат Дерендяев А.В. (Пашия), Депутат Кошков Г.М. (Пашия), Депутатская работа, Жизнь района, Жизнь Саранов, Софоновщина. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *