Всё внимание к промышленности района

elections2018Жили бы мы в чистом поле или на каменистом острове, то давать какие-то советы о развитии района было бы затруднительно. Но, слава богу, в районе еще остались кое-какие предприятия и промышленная инфраструктура. На территории района работают (расположим по значимости): ПАО «Горнозаводскцемент», АО «ПМЦЗ», ПАО «Сарановская шахта «Рудная», ООО «Надеждинское», ЗАО «Вижайский каменный карьер», ООО «Пермский щебеночный карьер», Бисерский металлургический завод и многочисленные «лесники». Намного меньше, чем было предприятий 10, 20 и 30 лет назад, но, в общем-то немало, если опять же сравнивать с чистым полем.

Может ли как-то увеличиваться районный бюджет от деятельности уже существующих на территории района предприятий? Вариантов возможных ответов всего два: «Да» или «Нет». Но на текущий момент оба эти ответы эквивалентны. «ДА» – это то же самое, что и «НЕТ». Почему так? Потому что ни сегодня, ни вчера вопрос о связи бюджета района с деятельностью предприятий руководителей района, в том числе и депутатов нашего районного парламента, не волновал.

Почитайте газету «Новости» за последние …дцать лет, зайдите на сайт администрации Горнозаводского района – темы промышленности, развития главных предприятий Горнозаводского района там попросту нет. А о чем в районе можно мечтать, что можно планировать, если совсем не заниматься экономикой района? Не заниматься экономикой, это значит не заниматься тем, что есть и составляет худо или бедно, но основную нашу доходную часть. Если власть не думает об экономике, считайте, что она просто не думает ни о чем.

Попробуем еще более популярно объяснить значение действующих предприятий для района…. Давайте сравним слона и муху. Действующие предприятия – это слон в руках, а несуществующие козьи фермы и всерайонный туризм – это мухи в небе. Причем, по нынешним-то временам, виртуальные мухи в виртуальном небе.

Прежде всего нужно четко представлять себе реальную долю от деятельности наших предприятий в доходах бюджета. Но власть района приучена, что бюджет в готовом виде (вместе с зарплатой) спускается сверху, из краевого центра. И когда начинаешь выяснять, сколько реально приносят в бюджет района те или иные предприятия, то не можешь получить внятного ответа. Если бы это было не так, мы хоть какие-то цифры встречали в газетах или могли найти на сайте администрации. Но мы не встречаем и не находим НИЧЕГО. Нет ответа даже на официальные запросы. Почему? Очевидно потому, что этой информацией никто не владеет. Ни глава ни его коллективные начальники — депутаты Земского собрания не забивают себе голову подобными «мелочами». И это — управлением районом? Да и одни только цифры знать о состоянии промышленной базы района — тоже еще не управление..

Чтобы получать прибыль, предприятию необходимо либо продавать готовую товарную продукцию, либо распродавать оборудование по винтику (что означает развал). Если мы хотим, чтобы наши предприятия работали и далее, расширялись, создавали новые рабочие места – что для этого нужно? Помочь заводам увеличивать сбыт! И власть всегда может оказать бизнесу содействие в реализации его продукции, в т.ч. вовлекая крупные предприятия в районные, краевые и даже федеральные программы.

Далее – концессионные соглашения. То есть такие соглашения партнерства между муниципалитетом и бизнесом, когда обе стороны объединяют ресурсы для создания новых хозяйственных объектов или реконструкции старых – к взаимной выгоде. За первое полугодие 2018 года законодательство о концессиях заметно расширилось, так что муниципалитеты и бизнес получили еще больше возможностей для развития промышленной инфраструктуры поселений.

Следующий момент – помощь городу и посёлкам. Мы все жадно требуем от бизнеса социальной ответственности. Бизнесу это не очень нравится, и в чем-то он прав. Потому что в нынешнем виде социальная ответственность – это выкинутые на ветер деньги. Предприятие вроде бы помогает поселению, но результата не видно. А потому что нет программ партнерства бизнеса и муниципалитета. Были бы программы – может бы и появился план оказания помощи поселениям на конкретные нужды и под конкретные проекты, которые ведут за собой положительные изменения. Если бизнес увидит, что его деньги не исчезают бесследно, а реально улучшают ситуацию в том или ином поселке, тогда появится мотивация к социальной ответственности.

А еще именно район должен взять на себя заботу о кадровом воспроизводстве для местной промышленности. Человеческий капитал – одно из важнейших условий развития экономики. Местная промышленность даже сегодня, находясь на спаде, испытывает хоть и несильный, но все же ощутимый кадровый голод, а это означает, что любая попытка увеличить масштабы производства натолкнется на острый дефицит специалистов: инженеров и квалифицированных рабочих. Открыть собственную профтехническую школу – такое по силам лишь сверхгигантским корпорациям, тогда как во всем мире предприятия поменьше опираются на содействие государства и муниципалитетов. У нас в районе, слава богу, есть отличный техникум, возглавляемый талантливым коллективом и директором. Задача районных властей помочь техникуму и директорам предприятий выработать единую стратегию подготовки и переподготовки специалистов с учетом потребностей местной экономики. Или предприятия и дальше будут хиреть в ожидании рабочих рук, а выпускники политехника продолжат разбегаться-разъезжаться по стране.

В основе всех перечисленных инициатив должен лежать, что очевидно, Единый план социально-экономического развития монопоселений на некую обозримую перспективу: 3 или 4 года, возможно, 5 лет. План будет выполнять индикативную функцию, указывая цели, к которым надлежит стремиться, и в согласии с этими планом развития монопоселений района будут приниматься решения при выборе форм и целей публично-частного сотрудничества.

Здесь важно подчеркнуть, что Единый план развития монопоселений надо выстраивать свой, а не соглашаться с прожектами сверху. Потому что пермские верхи тоже ничего развивать не хотят и не умеют, им важно только оптимизировать, т.е. урезать и сокращать, чтобы потом рапортовать Путину и Медведеву: вот мы какие молодцы, сколько сэкономили! Настоящее развитие моногородов – это не сокращение, не урезание и не экономия на людях. И на первом, втором, третьем …и десятом месте здесь — сотрудничество, поддержка, партнерство c существующими предприятиями. А нам предлагается все что угодно, но не главное. Будто бы козьи фермы помогут заменить крупнейшие заводы – это звучит так же, как если бы килограмм сухарей был способен заменить суточную смену всей продукции целого мясокомбината…

Итак, промышленность, промышленность и еще раз промышленность. Непрерывная тесная работа власти и бизнеса. Конечно по инициативе власти! Однако депутаты законодательного собрания, районная администрация просто не догадываются об этом. Им всё равно – есть тут заводы или нет. Отсюда делаем ключевой вывод: вчерашняя команда депутатов оказалась ни на что не способна в вопросах развития Горнозаводского района за весь депутатский срок, а многие – и за все два срока (созыва). Тем, кто не видит слона, но с умным видом бегает за мухами — место в каком-нибудь политическом детском саду, вроде Сколково, а не в депутатах Горнозаводского района.

И знать этих депутатов нужно, как говориться «в лицо», чтобы не кусать себе локти еще ближайшие пять лет. Это, прежде всего «команда» единороссов, которая вновь планирует составить большинство в Думе: Агафонов Д.Б., Григорьев Д.Н., Дёмина Н.И., Дубов И.В., Лбов И.В., Роман В.Т., Стельмах А.Г., Толокнова Н.А.

Многие из них хороши и уважаемы на своих профессиональных должностях. Но, видимо, подчиняясь партийной дисциплине и собравшись вместе как депутаты, развивать район они просто не способны.  Доказательства этому мы, кажется, привели более чем достаточные.

Запись опубликована в рубрике Выборы - 2018, Промышленный подъем. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *