120 лет первому советскому алмазнику

12 сентября исполняется 120 лет со дня рождения первого алмазника Александра Петровича Бурова, с именем которого связано становление алмазной промышленности в нашем районе. Движение «ГОРН» уже немало рассказывало о нем читателям, однако всегда лучше и интереснее, когда о человеке говорят его родные. Поэтому предлагаем прочесть, что сообщает о А.П. Бурове его дочь, Татьяна Александровна, кандидат геолого-минералогических наук.

burovbiogcard

Немногие из геологов могут похвастаться, что они открыли месторождение полезного ископаемого. А если была открыта целая провинция, да еще не одна, с богатейшими месторождениями алмазов? Фантастика? Нет! Это – реальность сороковых и пятидесятых годов прошлого века, поставившая нашу страну на первое место в мире по запасам алмазов.

В таком случае имя вдохновителя, организатора, координатора и, в то же время, ревизора всех работ на алмазы в стране А.П. Бурова должно было, говоря высокопарным языком, навечно вписано золотыми буквами в славную летопись страны.

Ничуть! Уже в 1967 г., через тринадцать лет после открытия первой алмазной трубки «Зарница» в Якутии, когда праздновался пятидесятилетний юбилей Октябрьской революции и страна подводила итоги, отмечая свои достижения (А.П. Буров не дожил до знаменательной даты четырех дней), в обзорной статье «Открытие алмазоносных провинций в СССР» (авторы Е.Н. Орешникова, Б.И. Прокопчук, В.С. Трофимов, журнал «Разведка и охрана недр», №10–11, 1967г.) роль Александра Петровича Бурова, являвшегося бессменным главным геологом всех основных организационных единиц, проводивших и координировавших работы на алмазы, была сведена к нулю.

Примечательно: лет пять после открытия первых промышленных кимберлитовых алмазоносных трубок в журнальных статьях, сообщавших об удивительных находках советских геологов, главным действующим лицом этих событий оставался А.П. Буров, чья жизнь была подчинена достижению главной цели – превратить нашу страну в крупную алмазную державу.

В этой статье сделана попытка восстановить истинную роль А.П. Бурова в «алмазной эпопее», привлекая материалы из монографических книг В.В. Ляховича, Е.Н. Елагиной, В.И. Елисеева, М.И. Сусова и Н.В. Введенской (находится в печати), непосредственных участников этой эпопеи, опубликованные спустя многие годы после главных событий. В них авторы с высоты прошедших десятилетий беспристрастно и максимально объективно анализируют то время, когда они были молоды и одержимы идеей поиска алмазных кладовых в нашей стране.

Александр Петрович Буров родился 12 сентября 1902 г. в деревне Красный Борок Бежецкого района Тверской области в семье зажиточных потомственных крестьян. Его отец, Петр Иванович, отличавшийся широтой ума, построивший сам маслобойню, сумел почти всем своим детям (четырем из пяти) привить непоколебимое желание получить высшее образование. Все трое его сыновей закончили Ленинградский горный институт. Оба брата Александра Петровича были, по всей видимости, талантливыми геологами. Младший брат, Павел Петрович, работал главным инженером треста «Алтайцветметразведка» (г. Усть-Каменогорск) в Восточном Казахстане. В его честь названа одна из улиц этого города. Ему было около сорока лет, когда он умер в войну от тифа.

После окончания с отличием реального училища в городе Бежецке поступил в Петроградскую сельскохозяйственную академию, но, не желая отставать от старшего брата, сдал экзамены и в Горный институт. Вначале учился в двух вузах, но все же отдал предпочтение профессии геолога. Институт окончил только через двенадцать лет, большая часть ушла на зарабатывание средств к существованию и службу в рядах Красной Армии.

После окончания Горного института, в период 1930–1931 гг., А.П. Буров, работая в Геолкоме СССР, сумел организовать свои первые поиски алмазов и драгоценных камней на западном склоне Урала. Толчком для этих работ послужили результаты XV сессии Международного геологического конгресса, проведенной в ЮАР в 1929 году и посвященной месторождениям алмазов и золота. Именно с этого момента Буров «заболел алмазами» и начал «вгрызаться» в эту проблему.

После выхода в свет в 1937 г. книги Н.М. Федоровского «В стране алмазов и золота», написанной под впечатлением посещения в ЮАР во время XV сессии Международного геологического конгресса, А.П. Буров организует поиски алмазов в Сибири, в устье реки Б. Пит (правый приток Енисея), где к тому времени стало известно о находке старателями при промывке песков на золото двух алмазов. Экспедиция увенчалась успехом: в аллювиальных отложениях был найден алмаз размером 0,5 мм. Необходимо заметить, что в те годы и значительно позже большинство геологов в стране считали, что алмазов у нас нет и не будет.

Началом развертывания систематических поисков алмазов на территории Советского Союза можно считать 1937 г., когда в Геолком поступило задание правительства на эти работы. Руководство поисками алмазов было поручено А.П. Бурову, имевшему к этому времени наибольший опыт в этом деле и твердо верившему в открытие алмазов в нашей стране. А.П. Буров понимал, что для успешного выполнения правительственного задания необходимо предварительно собрать и проанализировать весь фактический материал по проявлениям алмазов в СССР, разработать методику выбора поисковых участков, обогащения алмазоносных проб и улавливания в пробах алмазов, а также подготовить кадры геологов-алмазников.

Полученные результаты предварительных исследований позволили А.П. Бурову в 1938 г. написать «Записку о постановке работ на алмазы» и «Инструкцию для сбора материалов по характеристике алмазоносности СССР», в которых он поставил вопрос о необходимости поиска в СССР ультраосновных алмазоносных пород – кимберлитов и минералов-спутников алмаза, очертив круг последних. Таким образом, к этому времени у А.П. Бурова была твердая уверенность в алмазоносности Сибирской платформы, в которой по аналогии с Африканской, известной богатейшими месторождениями алмазов, предполагалось наличие алмазоносных кимберлитовых трубок. По разным причинам А.П. Буров не дал хода этим документам, они были обнаружены в архиве в 1992 г. при рассекречивании документов.

Однако первые поиски алмазов, с целью проверки надежности новой разработанной методики поиска, разведки месторождений алмазов и обогащения алмазоносных песков, А.П. Буров решил начать в обжитых районах Урала, где уже случались неоднократные находки алмазов. Здесь под его научным руководством с весны 1938 г. начали работать несколько поисковых партий, организованных на базе двух институтов – ВСЕГЕИ (г. Ленинград) и ВИМСа (г. Москва), которые в августе 1940 г. по его предложению были объединены в Уральскую алмазную экспедицию с центром в посёлке Кусье-Александровский Чусовского района Пермской области [Ныне Горнозаводский район Пермского края. – Прим. «РОД ГОРН»].

На первых «алмазных» совещаниях, созванных по инициативе А.П. Бурова в 1940–1941 гг., были подведены первые итоги работ на Урале. Учитывая относительную бедность открытых уральских россыпей, был снова поднят вопрос о начале поисков алмазов на Сибирской платформе. Начавшаяся Великая Отечественная война отставила перспективные планы поисков алмазов в Сибири и заставила уральцев в кратчайшие сроки наладить промышленную отработку алмазных россыпей. К сибирским проектам смогли вернуться лишь в 1943 г., когда руководитель Алмазного бюро Комитета по делам геологии при СНК СССР Г.К. Волосюк предложил А.П. Бурову составить план фундаментальных работ на Сибирской платформе сроком на 10 лет. Такой план был составлен, но не был осуществлен во время войны. Что любопытно: через 11 лет на Сибирской платформе была открыта первая кимберлитовая трубка.

7 сентября 1946 г. было опубликовано постановление правительства СССР за подписью И.В.Сталина о дальнейшем развитии поисков алмазов в Советском Союзе. В нем было указано, что поиски и разведка алмазов являются одной из важнейших задач Министерства геологии СССР. Вместо Уральской алмазной экспедиции организуется геологическое Управление по разведке алмазов с центром в Ленинграде. Это Управление должно было продолжить поиски и разведку алмазов на Урале и организовать не менее 12 новых партий в енисейской тайге, Восточной Сибири и на Кольском полуострове. Главным геологом нового геологического Управления был назначен А.П. Буров. Ему предстояло воплотить в жизнь составленный им в тяжелые военные годы проект. Этот объемный план с широким перечнем необходимых работ и научно-исследовательских разработок осуществлялся поэтапно и потребовал создания в течение нескольких лет целой сети разнопрофильных экспедиций, организованных на базе основных «алмазных» центров в Москве (ВИМС, ИГН, ЦНИГРИ) и Ленинграде (ВСЕГЕИ, НИИГА), а также крупных производственных территориальных геологических организаций. Основу этих экспедиций составили высококвалифицированные кадры геологов-поисковиков и обогатителей, прошедшие «уральскую» школу. С начала поисков алмазов в Сибири в этот регион с Урала уехали, как пишет Н.В. Введенская, «…бывшие начальники, геологи, геоморфологи, обогатители уральских алмазных партий. В их числе: М.А.Гневушев, Н.В. Кинд, Н.Н. Сарсадских, И.И. Краснов, В.О. Ружицкий, В.С. Трофимов, В.Д. Скульский, В.В. Румянцева, М.М. Черкашина, М.Ф. Шестопалов и многие другие. Они уехали, чтобы возглавить в Сибири партии, экспедиции, отряды, коллективы обогатительных фабрик, укомплектованные местными геологами и обогатителями.

Спустя 10 лет после разработки своей гипотезы Буров шел в Сибирь для открытия алмазов уже не с маленьким отрядом геологовединомышленников, как в 1937 г. на Енисей, а во главе мощной армии геологов-алмазников, организованных и воспитанных им на Урале. Эта «армия» обладала геологическим опытом поисков алмазов, новейшими методами извлечения кристаллов, обладала уверенностью в своих силах и знаниях».

Сам же Буров оставлял за собой самую ответственную задачу – систематизацию и анализ обширного, разнопланового геологического материала и выработку стратегии поиска. Только детальный структурный и геологический анализ всех этих материалов и его проверка в реальных структурах докембрия и палеозоя Сибирской платформы могли дать ответ на правильность выбора и направления поисков алмазов в этом сложном регионе. В первую очередь была поставлена задача – выявить структуры Сибирской платформы, по истории своего развития аналогичные алмазоносным структурам Южной Африки.

Начиная с 1947 г. А.П. Буров постоянно курировал все работы по поискам алмазов в Сибири. Мимо него не проходил ни один план работ отряда, партии, экспедиции, трудившихся по алмазной тематике. Он выезжал во все подразделения, проверяя ход выполнения работ, корректировал объемы последних, проводил итоговые технические совещания. С ним согласовывались места закладки обогатительных фабрик, подсобных мастерских, аэродромов. С ним утрясали кадровые перестановки и вопросы обеспечения снаряжением.

Амакинская экспедиция, созданная в 1949 г. на базе Тунгусской экспедиции, наряду с продолжением работ в бассейне Нижней Тунгуски, развернула поиски алмазов в среднем течении реки Вилюй. В полевой сезон 1949 г. была выявлена, благодаря находке 22 вилюйских алмазов, первая россыпь драгоценного минерала на этой реке – «Соколиная», что в конечном счете привело геологов к трубке «Мир».

Для усиления личного контроля над проведением поисковых работ А.П. Буров предпринял следующие конкретные шаги. Во-первых, вывел Амакинскую экспедицию из подчинения Иркутскому геологическому управлению и перевел под эгиду III-го Главного геологического управления Мингео СССР. Во-вторых, предложил Наталье Владимировне Кинд провести ревизионные полевые работы на Нижней Тунгуске, а затем на Вилюе. А.П. Буров высоко ценил ум, образованность и широкий кругозор Н.В. Кинд и рассчитывал на получение объективной и добросовестной информации. Уже в 1952 г. в промежуточном отчете тематической партии №132 Амакинской экспедиции Наталья Владимировна высказала мысль о возможной алмазоносности правого притока р. Вилюй – Малой Ботуобии.

Самым опытным своим «уральским» соратникам и ученикам А.П. Буров доверял курирование и контроль основных, ключевых вопросов в деле поиска алмазов на Сибирской платформе, что привело в кратчайшие сроки к открытию богатых алмазоносных кимберлитовых трубок. Н.Н. Сарсадских вместе с Л.А. Попугаевой разработала методику поисков кимберлитовых трубок по пиропам, диагносцированным А.А. Кухаренко, в результате чего в 1954 г. была открыта первая в СССР алмазоносная трубка «Зарница». Н.В. Кинд открыла богатейшую алмазоносную провинцию на Малой Батуобии и спрогнозировала две алмазоносные кимберлитовые трубки, впоследствии открытые и названные «Мир» и «Интернациональная». В процессе прогноза был успешно использован кристалломорфологический анализ вилюйских алмазов, предложенный М.А. Гневушевым. Не надо забывать, что поисково-разведочные работы на алмазы параллельно с Якутией продолжались и на Урале. И до конца своих дней А.П. Буров был в курсе всех этих работ.

Е.Н. Елагина, первооткрывательница трубки «Мир», так вспоминает об А.П. Бурове: «…Прежде чем принимать любое решение, алмазники мысленно всегда прикидывали, какую даст этому оценку Александр Петрович, незримым он постоянно присутствовал при всех событиях. Сам он был очень скромным человеком, не способным выпячивать собственной персоны, особенно огромных своих заслуг. …В разных по размеру и убранству комнатах, служивших ему рабочим кабинетом, – в уральском поселке, затем в Ленинграде в геологическом управлении, наконец, в Москве в апартаментах главка, потом и треста, с раннего утра до позднего вечера углубленно работал, склонившись над большим письменным столом со стопками книг, кипами геологических отчетов, в окружении развешенных по стенам и разложенных по стульям разномасштабных геологических карт. …Удачливы алмазники конца тридцатых – начала пятидесятых годов, которые могли со всеми своими ошибками и успехами обращаться к А.П. Бурову, не только хорошо образованному руководителю, но к терпеливому учителю и мудрому наставнику, и они ему платили за то глубочайшим искренним уважением».

При жизни А.П. Буров был награжден: в 1944 и 1948 гг. – орденами Трудового Красного Знамени, в 1950 г. – орденом Ленина. В 1952 г. ему вместе с группой сотрудников ВИМСа за разработку методов и схемы извлечения алмазов в СССР была присуждена Сталинская (ныне Государственная) премия, а в 1957 г. за открытие промышленного месторождения алмазов – Ленинская премия.

Он продолжал работать и после ухода на пенсию. По инициативе И.С. Рожкова – директора ЦНИГРИ участвовал вместе с Б.И. Прокопчуком и В.С.Трофимовым в составлении методического руководства «Геологические основы и методика поисков и разведки месторождений алмазов».

А.П. Буров ушел из жизни в 1967 г., через три года после выхода на пенсию, внезапно, сидя дома за рабочим столом. После смерти А.П. Бурова о нем стали забывать. Лишь почти двадцать пять лет спустя начали вспоминать. Это произошло в 1985 г. В середине лета поступило официальное письмо из комиссии по делам первооткрывателей «Уралгеологии» о том, что Министерство геологии СССР посмертно присвоило А.П. Бурову почетный нагрудный знак «Первооткрыватель месторождения» за открытие уральских месторождений алмазов. А в конце лета в прессе прошло сообщение ТАСС о том, что ювелирный алмаз весом в 64 карата, обнаруженный на обогатительной фабрике в Мирном, назван «Александр Буров» – в честь одного из организаторов поиска алмазов на Сибирской платформе.

Закончить книгу об А.П. Бурове хотелось бы словами Натальи Викторовны Введенской, старейшей алмазницы России: «Я думаю, что наступило время организовать музей истории открытия алмазов России. Этот музей должен быть организован в городе Горнозаводске – центре района открытия первых алмазоносных россыпей России и колыбели становления ее алмазодобывающей промышленности. В первом зале этого музея должен висеть один большой портрет Александра Петровича Бурова – первооткрывателя алмазов России».

(Выделения и ссылки в тексте – РОД «ГОРН»)

Источник:

  • Бурова Т.А. Цель жизни – открытие алмазов // Вестник АЛРОСА. №10(111), 2005. С. 12–13
Запись опубликована в рубрике Богатства нашего края, Горнозаводский музей им.М.П.Старостина, Жизнь района, Идеи РОД "ГОРН", Кусье-Александровский, Праздник алмаза, Славные имена, События и даты. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *